Предисловие к книге «Рудольф Штайнер. Роспись куполов Гётеанума»

Наряду с архитектурно-скульптурным оформлением двухкупольного пространства первого Гетеанума выразительнейшим олицетворением художественной идеи этого уникального сооружения была живопись. Заполнявшие оба купола живописные мотивы охватывали все развитие Земли, начиная от ее сотворения библейскими Элохимами, и последовавшие затем великие эпохи дальнейшего формирования — Лемурийскую и Атлантическую. Постепенное прохождение через послеатлантические культурные эпохи подводило зрителя к центральному мотиву всего здания: к таинству мистерии Голгофы как центральному пункту всей мировой эволюции и ее последствиям для будущего развития Земли и человечества.
Эта грандиозная панорама была представлена двумя сюжетными линиями большого и малого куполов. Самодельные растительные краски, впервые использованные на столь обширной поверхности, должны были передавать качество свечения, присущее этой росписи, особенно при приглушенном свете. В соответствии с разработанным Рудольфом Штайнером методом живописи все сюжетные мотивы извлекались непосредственно из живых потоков цвета. Однако это было и главной проблемой практической реализации. Полученное образование, приверженность основным стилистическим направлениям того времени (модерн, экспрессионизм и т.д.) мешали большинству привлеченных Рудольфом Штайнером художников сразу усвоить этот новый, поворотный для искусства подход. Это происходило постепенно, по ходу самой работы. Рудольф Штайнер постоянно помогал советами, а в конце концов даже собственноручно переделал уже готовые росписи малого купола.
Это коснулось главным образом центрального мотива, представителя человечества между Люцифером и Ариманом, в восточной части малого купола. По завершении не особенно удачных попыток своих творческих сотрудников Рудольф Штайнер сам взялся за кисть, чтобы изобразить эту фигуру, на которую были ориентированы живописные мотивы обоих куполов. Только благодаря этому весь замысел удался.
Видимо, трудности понимания творческой воли Рудольфа Штайнера бывшими рядом с ним художниками объяснялись абсолютной новизной такого живописного искусства. Поэтому уже тогда, а особенно после пожара первого Гетеанума, многие вопросы этого нового искусства остались открытыми, а некоторые из проблем — нерешенными.
Пытаясь достичь соответствия этому импульсу Рудольфа Штайнера в живописи и даже развить его, к практическому решению этих открытых вопросов, разрешению неразгаданных загадок с самых разных сторон подступалось с тех пор не одно поколение антропософских художников. При этом основой для их творческих поисков служили в первую очередь многочисленные эскизы Рудольфа Штайнера к различным мотивам росписи Гетеанума.
Среди многочисленных произведений этих художников особое, если не уникальное место занимает соответствующая часть художественного наследия Жерарда Вагнера. Именно ему с его художественной интуицией как никому другому удалось постигнуть и продолжить то, что для Рудольфа Штайнера являлось главной задачей, которую он связывал с любой художественной деятельностью, пытаясь обновить ее из духа. Путь художника, как для него самого, так и для тех, кто углубляется в его произведения, должен стать внутренним путем ученичества, умножающим и развивающим творческие и душевно-духовные способности человека. Этот уникальный принцип художественного импульса Рудольфа Штайнера подхватил прежде всего Жерард Вагнер, сделав его своей жизненной задачей.
Выведенные его волшебной кистью различные мотивы росписи обоих куполов преобразились в чисто художественный путь ученичества, на котором духовные силы, заложенные Рудольфом Штайнером в этих мотивах, смогли проявиться в более развитом и метаморфизированном виде с новой мощью.
Поэтому особая часть обширного наследия Жерарда Вагнера, посвященная живописным мотивам первого Гетеанума, становится подлинной исследовательской экспедицией. Она ведет зрителя к духовным истокам антропософского импульса в искусстве, туда, откуда берут начало и где начинают творить мировые силы, обретающие свое откровение и орган речи в первом Гетеануме как целостном произведении искусства.
В этом и состоит непреходящая, уникальная ценность и художественное очарование помещенных в этой книге произведений мастера, способных стать необходимым, указующим в будущее источником инспирации в жизни каждого, кому интересен антропософский импульс в искусстве.

С.О. Прокофьев,
Гетеанум, Дорнах,
Адвент 2010 г.

Вернуться к описанию книги
Избранные страницы. О работе над мотивами росписи большого купола. Жерард Вагнер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>